Цвет:
Ц
Ц
Шрифт:
A
A
A
Интервал
строчный:
1.7
2
Интервал
символьный:
1
2
Изображения:
ВКЛ
ВЫКЛ
Ч/Б
X
Версия для слабовидящих

14.02.2019

 

 

 

 

 

АФГАН ЗАСТАВИЛ БЫСТРО ПОВЗРОСЛЕТЬ

 

 

30 лет прошло с того момента, когда с афганской земли были выведены советские войска, однако из памяти ветеранов грозные события 80-х годов двадцатого века не стираются даже спустя десятилетия. Они честно выполняли свой воинский долг, как бы не пытались историки и политики оценивать эту войну позднее. В Сибирском сейчас живут 13 человек, служивших в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Накануне 15 февраля, Дня памяти о россиянах, выполнявших служебный долг за пределами Отечества, журналисты попросили воинов-интернационалистов вспомнить, как лично для них начиналась командировка за пограничную речку.

 

КОВАЛЕНКО СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

В его судьбе все сложилось так, что его приезд в Афганистан совпал с самым началом грозных событий, которые лишь позднее официально назовут «афганской войной».

Он рассказывает: «Это было 25 декабря 1979 года. Маршрут командировки оказался  такой: с Термеза через Саланг и Кабул. А потом были поездки по всему Афганистану: по всем четырем ключевым направлениям, включая границу с Ираном и Пакистаном. Наш  род войск – всем известен, это пехота, служил в минометной  батарее. Звание «сержант», командир отделения, вооружение  – минометы на базе автомобиля «ГАЗ-66»,  три из них назывались совсем не по-военному – «Василек». Мне было 19 лет.  Я прибыл из города Усть-Каменогорска,  тогда это была Казахская ССР».

 

НИКИТИН ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ

Он вспоминает: «Лично меня первый день в другой стране не впечатлил. Мы прилетели туда на самолете. Это был 1986 год, 27 августа. Входили со спецзаданием, направлялись в Кундуз. Шла подготовка к возвращению на Родину первых шести полков: тогда лидер Советского Союза Михаил Горбачев объявил на весь мир, что начинается вывод советских войск. Вот нам и поставили задачу – подготовить людей: к примеру, научить их маршировать да и  политически они должны были понимать ситуацию правильно. Потому что это событие собирались освещать корреспонденты, в том числе и западных стран. Нужна была «картинка», чтобы было красиво. Два месяца готовились. Маршем прошли из Кундуза до Харатона, на границе пересекали тот самый мост, который потом вошел в кинохронику и стал очень известным. За мостом на нашей уже земле нам организовали встречу: прошел парад, пригласили родственников бойцов, был большой митинг, что вполне понятно. Мне было в то время 22 года, и хотя по военной специальности я – артиллерист, почему-то направили меня в мотострелки…».

 

НЕНАШЕВ СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ

Он не может этого забыть: «Мне исполнилось 19 лет. Наступил 1981 год, точнее скажу - 22 июня, где-то 4 часа дня. И вот - Афганистан. Сначала для меня была общевойсковая учебка, лишь потом… Мы прилетели на вертолетах из города Кушка. Сразу поразила здесь жарища: по ощущениям, ну чуть ли плюс шестьдесят да еще ветер с песком. «Афганец идет!» – говорили про это позднее. Знал ли что-то о той войне заранее? Я учился в техникуме в Рубцовске. К нам как-то приходил выпускник прежних лет, он был ранен и немного рассказал об Афганистане. Формировали нашу команду в Бийске, был там кадрированный танковый полк. В эшелон собрали 12 вагонов ребят. Посадили, повезли. Когда мало знаешь, то и страха никакого нет... Так и ехали».

 

 

СУХОТИН ЛЕОНИД ИВАНОВИЧ

Он поделился своими воспоминаниями: «В 1987 году мне было чуть больше 30 лет, служил в армии в звании «прапорщик». Привезли нас из Ташкента самолетом. Прямо в первый день, когда мы шли колонной, попали под артобстрел, выезжая из Кабула. Моим местом назначения считался Поли-Хумри, это севернее афганской столицы. Чтобы помочь добраться до места, какой-то лейтенант взял меня «в попутчики». Много потом было и этих дорог, и обстрелов. Не один раз меня назначали старшим автоколонны. Сами понимаете, какие могут быть ощущения, когда видишь убитых или тяжелораненых товарищей…».

 

ШАРАПОВ АЛЕКСЕЙ ВИКТОРОВИЧ

Он рассказывает: «Я приехал в Афган 10 февраля 1985 года после трех месяцев подготовки (у других обычно было шесть)! Служить довелось  в ВДВ. Просто, наверное, был момент нехватки солдат, вот так со мной и получилось. Летели из Ферганы самолетом, почему-то везли на пассажирском «Ту-134». Попал в Кабул. Удивило: у нас в Союзе зима, а здесь тепло, что непривычно.  Первое время молодых солдат «на боевые» не брали. Осматривались, обустраивались, одним словом…»

 

 

 

Все эти люди, ставшие уже в молодые годы ветеранами (а их сейчас в Алтайском крае насчитывается 21 тысяча человек),  с достоинством выполнили ту солдатскую работу, которая была им поручена командованием. Как и велели воинский долг и присяга. После Афгана у них прошла целая жизнь. Ежегодно именно в феврале  мы видим, как на груди «афганцев», наряду с юбилейными медалями, красуются боевые награды, в том числе врученные от имени благодарного афганского народа. Сегодня участники той войны – почти все военные пенсионеры, но своей связи с армией они все-таки не теряют. Очень часто как представители местной общественной организации воинов-интернационалистов, а в большей степени – как свидетели и непосредственные участники исторических событий – эти серьезные мужчины встречаются с ребятами из нашего кадетского корпуса, школьниками и военнослужащими по призыву на Уроках мужества, рассказывая о героических поступках своего поколения. О судьбе своих ребят-сверстников, которым пришлось рано повзрослеть.