Цвет:
Ц
Ц
Шрифт:
A
A
A
Интервал
строчный:
1.7
2
Интервал
символьный:
1
2
Изображения:
ВКЛ
ВЫКЛ
Ч/Б
X
Версия для слабовидящих

 

 

11.05.2020

 

 

 

МОИ ПРАДЕДЫ БЫЛИ ГЕРОЯМИ

 

 

 

Все дальше и дальше в историю уходит героическая эпопея Великой Отечественной войны – самой жестокой из всех войн, которые пережила наша страна. Великая Отечественная коснулась каждой семьи. На фронт уходили сыновья, мужья, дочери, жены. Эта война не обошла стороной и нашу семью. Я хочу рассказать о своих прадедах, один из которых прошел всю войну, был ранен и дошел до Берлина, другой также прошел всю войну, был ранен, попал в плен и закончил свой фронтовой путь на Дальнем Востоке.

 

Воевал за «Малую землю»

Георгий Харитонович Антипов родился 6 мая 1922 года в с. Перво-Новотроицкое Новосибирской области, был третьим ребенком в семье. Ещё до войны семья (наверное, чтобы избежать раскулачивания) уехала в Киргизию. Оттуда прадеда и призвали в Красную Армию в декабре 1941 года. До марта 1942 года он находился в учебном центре подготовки связистов для фронта, а затем был направлен в Иран для защиты южных рубежей Родины.

На фронт прадед попал в марте 1943 года в район Новороссийска, где как раз шли бои за «Малую землю». И сразу же получил «боевое крещение», которое запомнил на всю жизнь. Он рассказывал, что началась бомбежка – вой самолетов, лязг танков, рвущиеся снаряды, крики, дым. От этого ужаса как будто кто-то вытолкнул его из окопа, и он бросился бежать, не зная, куда и зачем, только бы убежать. Но его подхватил «старый» морской пехотинец, который выскочил за ним и затолкнул его снова в окоп. А в том месте, где он только что находился, разорвался снаряд. Прадед после этого еще долго не мог прийти в себя. Потом как-то «попривык». Прадед был связистом, поэтому приходилось восстанавливать связь
под бомбежкой.

В начале 1943 года Новороссийск был оккупирован немецкими  войсками. В феврале 1943 года в жестоком бою был отвоеван пятачок площадью около 30 кв. км. Этот маленький клочок, который 225 дней обороняли наши войска, получил название «Малая земля».  Прадед вспоминал, что бои там шли с нарастающей силой. Каждый день противник вводил пополнение. Рано утром начинали бить его тяжелые батареи. Одновременно в небе появлялись самолеты,  сбрасывая бомбы. Но  атаки немецких захватчиков наталкивались на яростное сопротивление наших солдат. Так повторялось по нескольку раз в день. Линия обороны шла до самого моря.  Почему-то особенно запомнились дни с 17 по 22 апреля. Первый же удар авиации пришелся по штабу бригады и по медпункту. Связь с батальонами и ротами пришлось восстанавливать под непрерывным огнем более 28 раз.

За освобождение Новороссийска, за «Малую землю», за освобождение Кавказа Антипов Георгий Харитонович был награжден орденом Красной звезды и медалями. Еще одна медаль «За отвагу» – за освобождение Таманского полуострова.

Для окончательного освобождения Таманского полуострова нужно было занять косу Тузлу в этом проливе. Эту задачу поручили 83-й бригаде морской пехоты. В наградном листе прадеда написано: «В боях по освобождению Тамани тов. Антипов проявил мужество и отвагу.  Обеспечивая связью 83 Бригаду морской пехоты на косе Бугазского лимана, он под огнем противника наводил линию связи. 29 сентября 1943 года от сильного артиллерийского обстрела противником его линия была порвана в нескольких местах. Под ураганным огнем, пробираясь перебежками от воронки к воронке, он за короткое время устранил 7 порывов линии, обеспечив ее нормальную работу. 30 сентября от бомбежки вражеской авиации загорелся кабель. И здесь тов. Антипов, с риском для жизни, проявляя мужество и отвагу, заменил обгорелый кабель и срастил линию в 9 местах».

9 октября 1943 года в 10 часов вечера в Москве был дан салют в честь войск, освободивших Тамань. Освобождение Новороссийска и Таманского полуострова  обеспечило в дальнейшем удары по крымской группировке противника с моря и через Керченский пролив. 

Так, с боями, в составе 428 стрелковой дивизии 182 отдельного батальона связи продвигался прадед к Берлину.

 Но на пути еще был Кенигсберг, за освобождение которого он был награжден медалью «За взятие Кенигсберга».

Кенигсберг – это был центр Восточной Пруссии, сердце военного духа Германии, город- крепость с  огромными фортами, которые могли обороняться  в течение длительного периода.  Ранним утром, 6 апреля 1945 года, тяжёлая артиллерия открыла огонь на фортах, находившихся на направлениях главных ударов. По врагу было выпущено много вагонов артиллерийских снарядов и мин. Город превратился в сплошной огненный кошмар.  7 апреля уже в самом Кенигсберге велись ожесточённые бои. Эти бои уже потом назовут самыми тяжёлыми за всю Великую Отечественную войну. Прадед рассказывал, что когда они вошли в город, то увидели, что почти на каждом доме висел плакат, который гласил: «Мы никогда не капитулируем!».

И все-таки 9 апреля город был сдан. В прошлом году мы с семьей побывали в Калининграде, в городе, где воевал мой прадед, прошлись по улицам, где он ходил. Дальше был путь на Берлин.

 Когда шли на Берлин  из-за половодья дороги были такими раскисшими, что и техника, и люди продвигались с трудом. На кольцевую дорогу вышли к двадцатым числам апреля и вскоре оказались на окраинах Берлина, где завязывались непрекращающиеся бои за город. Немцы укрепили основательно и заблаговременно жилые дома, станции метрополитена, различные учреждения. Когда вошли в город, то ужаснулись: его центр оказался полностью разгромлен, а улицы завалены так, что техника еле передвигалась по ним.

При взятии Берлина прадед протягивал связь через минное поле. Был ранен. Попал в госпиталь. После госпиталя вернулся в свою часть, чтобы продолжать дальнейшую военную службу.

За штурм Берлина он был награжден медалью, которая особенно желанна для фронтовиков – это медаль «За взятие Берлина». Демобилизован был из армии в ноябре 1946 года в звании старшего сержанта.

После демобилизации работал в г. Рубцовске в военизированной пожарной части. Там же встретил свою любовь, уроженку Третьяковского района Шапореву  Лену, которая в годы войны приехала работать на тракторный завод, эвакуированный из Харькова. В 1948 году они поженились. Появились дети – трое, вторым ребенком в семье была моя бабушка, которая и рассказала мне о прадеде, о его героическом прошлом. А в 1962 году семья переехала в с. Староалейское, где прадед работал в колхозе  бригадиром. Потом перешел на работу в ДРСУ, откуда и ушел на заслуженный отдых. В 1997 году прадеда  не стало.

 

Стал защитником Москвы

Второй мой прадед Андрей Иванович Сохарев родился в мае 1913 года в с. Петрушиха Кытмановского района Алтайского края.  В 1936 году его призвали в Красную армию. Служил он на Дальнем Востоке в Хабаровске.  Уже перед самой демобилизацией, в июле 1938 года, начался советско-японский конфликт в районе озера Хасан. Со стороны японских войск начались провокации. И роту, в которой служил прадед, направили в район боевых действий.  Пограничный конфликт в районе озера Хасан был скоротечен, однако потери сторон оказались значительными.

В сентябре 1938 года он был демобилизован. Однако домой он не поехал, а остался на Дальнем Востоке, работал в Хабаровске на строительстве авиационного завода водителем. Но не смог долго жить на чужбине, тосковал по своей малой родине и в 1939 году вернулся домой, на Алтай. Устроился работать в автороту. Там встретил свою будущую супругу – Прасковью Машкину, которая работала там же бухгалтером. Осенью сыграли свадьбу. Но недолго длилась мирная жизнь, начался вооруженный конфликт между СССР и Финляндией, и прадеда снова призвали в армию. Но участвовать в боевых действиях ему не пришлось, он заболел и попал в госпиталь, где пролежал до окончания войны, которая, к счастью, быстро закончилась. После выписки из госпиталя вернулся домой к семье.  Вскоре у семьи Сохаревых родился первенец – сын Анатолий.

Только начала налаживаться семейная жизнь, как началась Великая Отечественная война. И в августе 1941 года его вновь мобилизуют – уже на фронт.      Вначале – учебный батальон, а затем направление на укрепление Москвы, под Волоколамск. Прадед вспоминал, как они дрались за небольшой населенный пункт Скирманово, занятый врагом.  Фашисты надежно укрепили свои позиции.  Первые атаки за  Скирманово успехов не имели. Однако наши войска не сдавались. И уже ночью ворвались в Скирманово. Наши солдаты сражались за каждый дом. Утром деревня было освобождена.

Летом 1942 года рота связи, в которой прадед был командиром, была брошена на оборону Сталинграда. Но дойти до Сталинграда не успела. В Сальских степях, где шли ожесточенные бои, рота попала в окружение, большая часть солдат была убита, а остальные взяты в плен, в числе пленных был и прадед.

 

ИСПЫТАНИЕ ПЛЕНОМ

Пленных солдат отправили в концлагерь в норвежский город Тронхейм. Он рассказывал, что везли их поездом. В каждом вагоне помимо немецких солдат находился офицер, который информировал начальника состава о количестве военнопленных и дисциплине в вагонах. Привезли в бараки, где нары были расположены друг над другом в три яруса. Постельными принадлежностями в лагерях служили соломенные матрацы и старые одеяла, однако зачастую не было и их. Тогда военнопленные спали на соломе или на голом полу. Ели из плошек по очереди, потому что ложек было мало, их не хватало. Лагерь плохо отапливался или не отапливался совсем. Очень часто военнопленные приходили с работы сырыми, а в каждом бараке была всего одна печка, обсохнуть все не успевали. Ели три раза. С утра пили холодный чай. Днем суп из гнилых овощей и брюквы. На ужин чай и немного хлеба с маргарином, 200 граммов которого делили на 20 человек. На территории лагеря висели таблички с надписью на русском языке: «Стоять! Если пойдешь дальше, то будешь расстрелян». При попытке к бегству караул имел право применять оружие. Отказ от работы или протест немедленно пресекались.

В плену прадед пробыл до мая 1945 года, освободили наших солдат американцы.   После плена прошел «фильтрацию» в Казани. И снова на войну – с Японией. Осенью 1945 года был демобилизован и вернулся домой в с. Кытманово, где его ждала семья – жена и двое малолетних детей.

Наконец-то началась мирная жизнь. Семья прибавлялась – еще трое мальчиков появились на свет, младшим из которых был мой дед.

Прадед не любил рассказывать о войне, да и в советские годы к тем, кто побывал в плену, относились не особо хорошо.

До конца своих дней, а именно – до сентября 1988 год прадед работал и жил в с. Кытманово Алтайского края. Воспитывал детей, а затем и внуков. Работал в пожарной части. Моя мама каждое лето гостила у дедушки и бабушки, спрашивала про войну и жизнь на фронте. Многое, конечно, забылось (она была тогда ещё маленькой), но в памяти остался один из рассказов прадеда. Однажды зимой, в ожидании боя, прадед уснул в окопе и, наверное, замерз бы, если бы не сон. А приснилась ему супруга, которая шла по полю  боя, прямо к нему, заглянула в окоп и позвала его. Он проснулся, а многие его товарищи замерзли.

 

ПОМНЮ И ГОРЖУСЬ

Оба моих прадеда покинули этот мир ещё задолго до моего рождения.   Я видел их только на фотографиях. Всё, что я о них знаю, – это из рассказов их детей (моих бабушки и дедушки). Жаль, что их нет сейчас с нами, я бы очень многое хотел узнать про войну более подробно, про жизнь после войны.

Сейчас я стараюсь запомнить то немногое, что рассказывают мне бабушка и дедушка о боевом пути на войне и трудовых буднях в тылу. Люди не должны забывать прошлое. «Если мы войну забудем – вновь придет война!» – сказал наш земляк Роберт Рождественский.

Владислав Шатц, ученик 8-го  класса средней школы ЗАТО Сибирский