Цвет:
Ц
Ц
Шрифт:
A
A
A
Интервал
строчный:
1.7
2
Интервал
символьный:
1
2
Изображения:
ВКЛ
ВЫКЛ
Ч/Б
X
Версия для слабовидящих

09.07.2015

 

СЕСТРА МИЛОСЕРДИЯ С КРАСИВЫМ ИМЕНЕМ ЛАРИСА

 

Её профессия – самое женственное воплощение гуманизма. Потому что предполагает самоотдачу, сострадание и милосердие. Первых представительниц в этой области так и называли – сёстры милосердия. Сегодня это – медсестры, и они не имеют прямого отношения к церкви. Правда, Лариса Огорелкова продолжает традиции, заложенные во время далёкой Крымской войны: заботится о здоровье военнослужащих. Но на то, какой должна быть идеальная медицинская сестра, у Ларисы Николаевны свой взгляд.

    

Одни выбирают будущую профессию спонтанно, другие – осознанно. Лариса Огорелкова, ныне старшая медсестра поликлинического отделения в/ч 46197, относится ко вторым. О том, что свяжет свою жизнь с медициной, она знала всегда, сколько себя помнит. В детстве, которое прошло в Барнауле, не было ни дня без любимой игры в доктора. А в старших классах школы Лариса готовилась штурмовать мединститут. Правда, ее отец, по жизни предпочитающий синицу в руке журавлю в небе, настоял, чтобы дочь после окончания 8-го класса поступила в медучилище.

Перечить родителям она не стала – не так часто они заставляли Ларису следовать своей воле. В конце концов, мединститут никуда не денется, можно его окончить и после училища. Однако все вышло иначе: молодой медсестре общего профиля надоело сидеть за учебниками. Будучи по складу характера практиком, Лариса спешила применить свои знания непосредственно в деле. И, едва получив диплом о среднем образовании, она вышла на работу.

Первой отправной точкой в профессии для Ларисы стал Барнаульский роддом №2. Именно здесь она, что называется, прошла разведку боем. В первый же день ее поставили на суточное дежурство. Да не в процедурный кабинет гинекологии, куда она официально была принята на работу, а в детское отделение, где покрикивали едва появившиеся на свет малыши.

Лариса справилась. И в первое дежурство, и в последующие. Сказать, что работы было много – значит, ничего не сказать. Забор крови, инъекции, капельницы… Из-за нехватки свободных рук молодого специалиста без зазрения совести гоняли по разным отделениям. Доводилось и на родах присутствовать, и на операциях ассистировать врачу в качестве медсестры-анестезистки. Но Лариса была не против, горела на работе и довольствовалась единственным выходным в неделю. 

Так продолжалось чуть больше двух лет. А потом в голову юной медсестры закралась мечта о службе в Германии, о чем с восхищением шептались все вокруг. Лариса решила воплотить мечту в реальность и подала документы в военкомат. Но в одной из бесед с коллегой услышала о новом военном гарнизоне, который расположился по соседству с родным Барнаулом. Лариса мудро рассудила, что для того, чтобы стать сопричастной к военной медицине, ей вовсе не нужно уезжать за тысячи километров в чужую страну. В итоге в 1984 году медсестра Огорелкова, понятия не имевшая о военном уставе, тревогах и званиях, призвалась в Сибирский, попав в инфекционное отделение войсковой части 52934.

Конечно, военный госпиталь разительно отличался от барнаульского роддома. Но удивительными, богатыми на открытия оказались лишь первые рабочие будни Ларисы. Потом она поняла, что и в военной медицине от нее требуются грамотность, доброта и умение общаться с пациентами. А капельницы, таблетки и горчичники везде одинаковы. Тем более, когда пациенты настроены доброжелательно.

И офицерам, и прапорщикам, и солдатам было комфортно с новым сотрудником. Лариса тоже не забывала о приветливости, выслушивала, советовала, помогала, чем могла. А главное – для каждого больного умела находить нужные слова, и пациенты знали, что на медсестру Ларису можно во всем положиться – не подведет.

Несмотря на то, что ютиться приходилось в общежитии, а работать в бараке-госпитале, в Сибирском ей нравилось. Здесь царила особая атмосфера молодости и новизны, а коллектив госпиталя подобрался на редкость дружный и веселый. Правда, через 3 года с ним пришлось временно распрощаться: Лариса вышла замуж, с головой ушла в семейные хлопоты, а потом и в декрет – на свет появилась долгожданная дочь.

Когда полуторагодовалая Марина пошла в детский сад, маме пришлось освоить новую специализацию и стать медсестрой отделения физиотерапии. Однако восторга Лариса не испытала: железные аппараты не могли заменить живого человеческого общения, без которого свою профессию она не представляла. Поначалу даже бегала по отделениям, созывая больных на физиопроцедуры. Но старшие коллеги по цеху отговорили от лишней самодеятельности. И Лариса, будучи человеком ответственным и добросовестным, засела в кабинете за приборами.

Её профессиональные качества и навыки не остались без внимания: в 1994 году Ларисе предложили перейти на должность старшей медсестры поликлинического отделения. Здесь она проявила себя как хороший организатор: контролировала работу медсестер и санитарок, следила обеспечением лекарствами и их расходом, вела важную документацию. А между делом помогала в тех кабинетах, где чувствовалась нехватка рабочих рук. И в перевязочную заглянет, и мимо процедурного не пройдет. Она всегда была практиком, им и осталась, несмотря на обилие кадровой и бумажной работы.

Сегодня «под крылом» Ларисы Николаевны Огорелковой – медсёстры и санитарки. Кто-то в вену не может попасть, у кого-то закончились таблетки – все бегут к ней. Тревоги, проверки, выезды в поля в составе медицинских бригад тоже никто не отменял. Относиться к порученному делу спустя рукава – не в ее правилах, так что при такой нагрузке Лариса Николаевна часто задерживается на работе. Причём фразу «У меня закончился рабочий день» она не произносила ни разу за всю свою профессиональную деятельность.

А деятельность эта измеряется тридцатью годами, и это еще не финал. Будучи ветераном труда и даже получая пенсию, Лариса Николаевна и ныне в строю медсестер. Коллеги отмечают ее профессиональную грамотность, «легкую» руку, принципиальность и любовь к порядку в самом широком смысле этого слова.

– Я стремлюсь, чтобы всё было, как положено, – рассказывает  Лариса Огорелкова. – Мне не понятно, когда молодые медицинские кадры не следуют строгим рекомендациям или откровенно ленятся. Ведь медсестра – это своего рода правая рука врача, которому не обойтись без толковых помощников. Пациентам приходится гораздо больше иметь дело с медсёстрами, чем с врачами. Поэтому, считаю, без исполнительности и серьезного подхода в нашем деле нельзя.

Исполнительность и серьезный подход – это как раз про нее, Ларису Николаевну. Правда, есть минутки, когда она становится другой, не такой правильной и основательной. И случается это во время приезда любимой внучки. Катюше всего пять, но она умеет прогнать строгость с лица бабушки. Кем станет, когда вырастет, девочка еще не знает, но для Ларисы Николаевны это не важно. Она сама шла в профессии самостоятельным неизведанным путем, не имея за плечами семейных медицинских династий. Шла твёрдо, уверенно, но при этом легко и открыто. Свою работу любила и продолжает любить. А как иначе нести на своих хрупких плечах все тяготы больничных будней? Только если профессия – это состояние души. Призвание, которое осознаешь, следуешь ему и несешь через всю жизнь. Давным-давно Лариса Огорелкова поняла, что ее призвание – работать в медицине и быть нужной тем, кому требуется помощь. Этому она посвятила три десятилетия своей жизни. И сегодня, оглядываясь назад, ни на миг не жалеет, что последовала своему призванию, выбрав самую женственную и гуманную профессию на земле – помогать другим людям.