Цвет:
Ц
Ц
Шрифт:
A
A
A
Интервал
строчный:
1.7
2
Интервал
символьный:
1
2
Изображения:
ВКЛ
ВЫКЛ
Ч/Б
X
Версия для слабовидящих

01.10.2015

 

 

Татьяна долберт: обнимая душой, согревая взглядом

 

Темные локоны и бездонные глаза, в которых «пляшут чертики». К этой женщине сложно относиться равнодушно. Она нехотя вызывает эмоции самых разных оттенков: от восхищения и удивления, до непонимания и даже боязни. Самодостаточная, своенравная, фонтанирующая энергией и идеями, временами капризная. И при всем при этом – вызывающая уважение. За кипучий сгусток талантов, щедро замешанных природой. За профессионализм, грамотность и невероятную харизму, которая во всем – во взгляде, слове, повороте головы... В Сибирском она без малого 30 лет и воспитала не одно поколение маленьких жителей. Потому что воспитывать – ее призвание. Её, Татьяны Долберт, – педагога во втором поколении, не готовившей себя к карьере воспитателя, но принявшей сию профессию всем сердцем, всей душой.

 

Свобода  выбора

Поздняя осень, село Рождественка, Северный Казахстан.  В семье учительницы географии и агронома колхоза появилась на свет звонкоголосая дочурка. Малышке дали красивое имя Татьяна и окружили заботой и вниманием, на какое только были способны счастливые родители.

Танюша росла единственным ребенком в семье, купавшемся в любви и ласке. Но изнеженной её трудно было назвать: бойкая, самостоятельная, со своим мнением. Любила бегать к маме в школу, любопытно разглядывала учеников. А по вечерам не могла оторваться от игрушечной парты – оригинального подарка отца, вызывавшего зависть у соседских девчонок.

Впрочем, «школа» – не единственная игра, которая увлекала девочку. Татьяна с не меньшим удовольствием играла и в другие девичьи забавы, особенно не задумываясь о будущей профессии ни в детстве, ни в отрочестве. Родители, глубоко интеллигентные люди, не позволявшие себе грубых слов в доме, ничего Танюше не прочили. В их семье царили полное доверие, свобода выбора и уважение к чужому мнению. Наверное, поэтому Татьяну, решившую почти сразу после окончания школы выйти замуж, никто не отговаривал от похода в ЗАГС. Из уст родителей со всей серьезностью прозвучал один единственный вопрос: «Ты хорошо подумала?». Утвердительный ответ молодой девушки прозвучал не менее уверенно. На том и порешили.

Избранником Татьяны стал курсант Горьковского высшего военного училища – веселый красавец Андрей. Правда, еще до свадьбы Татьяна успела потрудиться в школе пионервожатой и  закончить педкласс. Эти курсы давали право на работу в детском саду, но тогда она об этом даже слышать не хотела. Малышня не вызывала восторга у юного педагога, Татьяне больше нравилось общаться с ребятами постарше.

 

От  призвания – к  осознанию

Все переменилось, когда в молодой семье Долберт, приехавшей в свой первый гарнизон в Новосибирск, через некоторое время родился сын Алексей. Перед Татьяной, впервые ставшей мамой, открылась целая вселенная. Огромный удивительный мир детства, такой чистый и открытый, что дух захватывало. Татьяна с головой окунулась в этот мир и вскоре поняла, какую профессиональную стезю хочет освоить.

Она отправилась устраиваться на работу в детский сад. Дело было в поселке Ложок Новосибирской области, где на тот момент остановилась кочевавшая офицерская семья Долберт. Татьяна скромно помышляла о месте нянечки, но беседа с заведующей дала неожиданный результат: девушку с небольшим педагогическим стажем, но с немалой интеллигентностью в речи и манерах пригласили на должность воспитателя.

О большем Татьяна Долберт и мечтать не могла! Вдохновленная успехом, она поступила в Новосибирское педагогическое училище, сознательно выбрав специальность «Воспитатель в дошкольных учреждениях». Ей хотелось работать с самыми маленькими ребятишками, такими милыми, смешными и доверчивыми. Она чувствовала в себе силы оправдать это доверие, оттого уверенно, без боязни и сомнений вышла на работу.

Первые дни в детском саду только подтвердили правильность ее решения. Татьяна чувствовала себя здесь как рыба в воде. Сразу нашла общий язык с ребятней, легко запомнила их имена и предпочтения в играх. Шум и гам ее не напрягали: в домашних стенах она тоже не любила тишину. Складывалось впечатление, как будто Татьяна всегда работала в детском саду – настолько гармонично и спокойно она влилась в разношерстный ребячий коллектив.

А вот со взрослыми оказалось не все так просто: коллеги – педагоги-стажисты советской закалки – откровенно ругали новичка за методику. На их взгляд, Татьяна Алексеевна давала слишком много свободы своим воспитанникам, не придерживалась жесткой дисциплины. И (о боже!) не носила белый халат, который в те годы было положено надевать всем сотрудникам дошкольного учреждения. Опытные коллеги никак не могли понять внутреннего протеста новоиспеченного воспитателя против «казенщины» и «уравниловки», царившей в детском саду. А Татьяне, жизнелюбивой и неугомонной, было невдомек, почему малыши должны подолгу сидеть на стульчиках в тишине вместо того, чтобы весело резвиться в игровой. Они же дети…

 

Материнское счастье

Пока Татьяна Долберт решала дилемму, быть ей похожей на свою энергичную и неунывающую воспитательницу из далекого детства или прислушаться к советам строгих и требовательных коллег, ее мужа перевели к очередному месту службы – в Сибирский.

На дворе стоял 1987 год. Гарнизон на алтайской земле представлял собой строящийся городок, где уже стояли первые девятиэтажки, но до цивилизации и комфорта было еще далеко. Это обстоятельство ничуть не смутило чету Долберт: Татьяна, большая созидательница в душе, с интересом следила за вновь возводимыми зданиями. А ее супруг Андрей имел к этому самое прямое отношение, потому что служил в строительном батальоне. После Новосибирска, Славгорода и Ложка Сибирский показался им вполне уютным уголком, где хотелось жить, творить и развиваться.

Подтверждением оптимистичному настрою молодой семьи стало появление на свет второго сына: в 1989 году у Андрея и Татьяны родился Иван. Родительскому восторгу не было предела! Особенно ликовала Татьяна, которой природа дала второй шанс стать матерью. Она подолгу возилась со своими мальчишками, упивалась материнским счастьем и теми возможностями, которое оно давало. Татьяна наблюдала, как сыновья, будто белые чистые листы, через нее саму наполняются новыми знаниями о мире. И эта их незримая взаимосвязь дарила ей ощущение неописуемой радости.

Диплом, полученный Татьяной накануне рождения второго сына, оказался на некоторое время заброшен. Увлеченная материнством, она не думала о работе и карьере ровно до того момента, пока не поняла, что мама – это, конечно, мама, а мальчишкам пора делать собственные шажочки в самостоятельную жизнь. В итоге их «трио» шагнуло вперед, причем почти одновременно: старший сын Алексей пошел в школу, младший Иван – в детский сад, а Татьяна Алексеевна – на работу.

 

только  вперед!

О том, что это будет детский сад, не было никаких сомнений. В другой ветви педагогики, как и в другой сфере вообще, Татьяна Алексеевна себя не видела. Оттого устроилась воспитателем в «Теремок» и сразу поняла, что попала туда, откуда не хочется уходить и куда хочется вернуться.

Никаких тебе белых халатов, железной дисциплины и грозных окриков. «Теремок» встретил нового сотрудника приветливо и доброжелательно. Коллеги любезно помогали справляться с некоторыми трудностями и шероховатостями, без которых не обойтись, если хочешь овладеть профессией в совершенстве. А обстановка в саду к такому стремлению очень даже располагала. В «Теремке» внедрялись новшества и современные разработки, интересные и необычные на фоне изживших себя методик прошлого. И Татьяна Алексеевна с удовольствием их осваивала. Она вообще, как выяснилось, очень любит учиться. Новые знания дают ей жизненную энергию и заставляют не стоять на месте (этого что она не приемлет ни в работе, ни в семье, ни где бы то ни было еще).

Для своих воспитанников она тоже стала образцом движения вперед: прививала любознательность, поощряла активность, благодарила за пытливость и неравнодушие. Ее настрой звучал в унисон с настроем напарниц, благодаря чему в группе было легче и приятнее работать. Детям не приходилось перестраиваться с требований одного педагога на требования другого. Мальчишки и девчонки знали, что их радость от совершенных открытий или новой игры непроизвольно передается обоим воспитателям. И те, точно так же ликуя и смеясь, вдруг на минутку становятся детьми.

– С первым выпуском в середине девяностых мы расставались очень тяжело, – вспоминает Татьяна Долберт. – Это был настоящий выворот души! Душило чувство ревности: мы настолько прикипели друг к другу, что мне было жалко отдавать детей кому-то другому… Похожие чувства я пережила в прошлом году, когда прощалась со своими мальчишками и девчонками в «Солнышке». Так бывает: редкостное сочетание детей, родителей и воспитателей, сливающихся в одно неразделимое целое.

 

Вечный  двигатель

Удовольствие, знания, профессиональный рост – вот как вкратце характеризует 20 лет, проведенных в стенах «Теремка», Татьяна Долберт. Она редко устает, по крайней мере, от работы. Заботы и хлопоты воспитателя её ничуть не тяготят. Даже дома она не расстается с мыслями о детском саде и своей ребятне. Татьяна Алексеевна уверена, что в ее профессии никак невозможно оставлять за порогом все мысли о работе. Поэтому дома она всегда на связи: решает организационные вопросы с родительским комитетом, уговаривает коллег взять своих воспитанников на кружки, шьёт флажки для садовской веранды…

Такой энергии можно только позавидовать! А еще – умению засыпать за две минуты, выкладывать картины из алмазной мозаики и получать высшее образование в канун грядущего «возрастного» юбилея. Хотя слово «возрастной» – это совсем не про нее. В лес? Запросто! На рыбалку? Конечно! В маленькое путешествие к детям? Всегда пожалуйста! Домашние уже привыкли к ее неугомонной вездесущности, и знают, чем на время можно нейтрализовать мамин «перпетум мобиле»: Татьяна Алексеевна любит читать. Чашечка кофе, детектив любимой писательницы – и пусть весь мир подождет…

Книжные страсти надолго увлекают в мир грез. Мечтать, как говорится, не вредно, вот она и мечтает. О том, чтобы у повзрослевших сыновей судьба сложилась благополучно. О том, что когда-нибудь будет жить в любимом городе Новосибирске, современном и мобильном, завораживающим своей уникальной историей. О детском садике будущего, с подземными игровыми лабиринтами и передвижными стилизованными группами...

 

Исключение  без  правил

Мыслей и планов у Татьяны Алексеевны – вагон и маленькая тележка. Но большинство из них так или иначе связано с её профессией, что неудивительно: когда человек буквально «живет» в своем ремесле, не испытывая при этом дисгармонии и негатива, окружающий мир вполне естественно строится вокруг главного дела жизни.

Родные Татьяны Алексеевны это прекрасно понимают, оттого только посмеиваются, когда мама в кругу семьи вспомнит смешную историю про карапуза из своей группы или вытащит из сумки рукотворный «сувенир» воспитанника. У нее дома – целый сундук таких вот «сувениров». Потому что рисунки и аппликации, созданные нетвердой детской ручонкой, отогревают душу лучше любых дипломов и титулов, которых, кстати, у Татьяны Долберт тоже немало. В 2000 году она стала «Педагогом Сибирского», обойдя в конкурсе учителей обеих школ и воспитателей детских садов. И ладно бы гордилась, а то вспоминает между делом, без пафоса.

– Я не знаю, чем я обязана победой в том конкурсе, у меня нет универсального рецепта, как найти подход к любому ребенку, – рассказывает Татьяна Алексеевна. – Я всегда действую по ситуации, какое-то внутреннее чутье подсказывает, что именно нужно тому или иному малышу в данный момент. Приласкать, пожурить, посочувствовать… Каждый раз я поступаю по-разному, прислушиваясь к голосу, идущему изнутри.

Этот голос, открывающий волшебным ключиком любое детское сердечко, – конечно же, голос её большого сердца. А еще – голос истинного воспитателя-профессионала, пропустившего через себя научные доктрины и теоретические выкладки. И понявшего, что дети не укладываются ни в какие рецепты и правила. Каждый ее воспитанник – это исключение, с которым нельзя «сюсюкать», коверкая язык. Это маленькое чудо, которому можно лишь дарить тепло своего щедрого сердца, согревая взглядом и обнимая душой.