Цвет:
Ц
Ц
Шрифт:
A
A
A
Интервал
строчный:
1.7
2
Интервал
символьный:
1
2
Изображения:
ВКЛ
ВЫКЛ
Ч/Б
X
Версия для слабовидящих

 

04.10.2018

 

 

Ж.А. Ахтырец: Золотая середина таланта и мастерства

 

 

Мальчишка в голубой рубашке и почти пионерском галстуке старательно выводит цифры на доске. «Артем, будь внимательнее, что здесь нужно сделать?» – старается помочь ученику учитель. Но у Артема все равно две ошибки, и Жанна Александровна с нотками строгости в голосе подытоживает, что это слабовато. Мальчишка ни капли не расстроился, он потом признается, что учительница у них добрая, и даже когда строжится, ребята не обижаются. Что правда, то правда: для Жанны Александровны Ахтырец, учителя начальных классов средней школы ЗАТО Сибирский, это один из главных профессиональных принципов – не обидеть ребенка, не сковать строгостью. Это заметно по её 4-А: ученики свободно обращаются к ней с самыми разными просьбами, не боясь получить нагоняй. Но дистанцию не нарушают, слушают уважительно. Этим балансом может похвастаться не каждый педагог, профессионализм приходит с опытом. За плечами Ж.А. Ахтырец педагогического опыта – уже с четверть века, и приобрела она его здесь, в городке ракетчиков. 

 

Подсказало сердце

Пожалуй, первое, к чему привыкла Жанна с раннего детства, так это  быть толерантной. Не только потому, что родилась и росла в многонациональном Советском Союзе и южном городе Ставрополе – её детство также проходило в горах Абхазии и жаркой Киргизии, где девочку окружали одноклассники и друзья с разным разрезом глаз и цветом кожи. Со всеми она легко находила общий язык, но к выпускному классу родители приняли решение отправить дочь в российскую школу за «правильным» аттестатом. Так Жанна снова оказалась в родном Ставрополе, где стала жить вместе с бабушкой.

Еще до возвращения она поняла, что хочет стать учителем. Эту дорогу она выбрала сердцем, к голосу которого прислушалась накануне окончания школы. В семье инженеров противиться решению девочки не стали, несмотря на то, что педагогов в их роду никогда не было. Родители видели: с детьми Жанна отлично ладит и любит возиться. В этом ей помог и активный пионерский опыт, и младший брат, который родился с ограниченными возможностями здоровья. Костя научил сестру не только бескорыстно ухаживать за теми, кто нуждается в помощи, но и быть сильной и стойкой. Если Жанне приходилось трудно и хотелось пожаловаться на судьбу, перед глазами вставал пример брата, который никогда не падал духом и вел активный образ жизни вопреки своему недугу.

Когда отзвенел последний звонок и были сданы выпускные экзамены, Жанна подала документы в Ставропольский педагогический институт. Учиться решила на факультете педагогики и методики начального обучения, куда успешно поступила. В правильности принятого решения её убедили студенческие практики. Одну из них она проходила в школе-интернате, где жили ребята, брошенные родителями. При взгляде на обездоленных детей у юной студентки сердце сжималось от жалости. Жанна даже решила, что обязательно станет здесь работать, когда получит диплом. Но судьба распорядилась иначе: после окончания вуза она по распределению попала в обычную Ставропольскую школу. А через год и вовсе уехала в далекий Алтайский край, о котором раньше даже ничего не слышала.

 

Жена и мама

В Сибирский Жанна отправилась вместе с мужем – выпускником Ставропольского военного училища связи. Они познакомились и поженились за год до того, как Геннадий получил лейтенантские погоны и распределение в ракетный гарнизон под Барнаулом. Перед отъездом Жанна немного волновалась, настораживала отдаленность и неизвестность. К тому же, она уже готовилась стать мамой… В итоге тревожилась не зря: прокатившись по алтайскому бездорожью, в первый же день попала в больницу.

Пока медики помогали будущей маме сохранить малыша, глава семьи Ахтырец заступил на боевое дежурство в четвертом полку ракетной дивизии и получил квартиру. Навещая жену в больнице, обрадовал: «Будет у тебя своя ванна, о которой ты мечтала!». Правда, уточнил, что её придется делить с соседями: в подселение молодой семье дали земляков – такую же офицерскую семью родом из Ставрополья. Познакомившись с ними, Жанна воспряла духом. Молодые, веселые, общительные, они не давали ей скучать в чужом городке, где поначалу было тоскливо и одиноко.

А потом на скуку просто не было времени: зимой 1990 года родилась дочь, которую новоиспеченные родители назвали Юлией. Материнские хлопоты отодвинули на задний план ностальгию и по малой родине, и по профессии, о которой часто вспоминала молодая мама. Теперь она с головой погрузилась в материнство, заботясь о дочери и семейном уюте.

 

Её победа

Юля росла спокойным и послушным ребенком, не доставляя особых проблем. Наверное, поэтому мысли о школе стали возвращаться. Жанна даже поспешила встать в очередь вакансий учителей. Два года следила, как она движется, забегая в школу. Глядя на такую активность и желание работать, директор школы сдалась: в 1993 году Жанна Александровна, определив дочь в садик, счастливая и радостная стояла на первосентябрьской линейке с табличкой в руках «1-К».

Со всей своей энергией и напором молодая учительница взялась за первоклашек. Что с ними делать, она прекрасно знала: Ставропольская школа, где её успели полюбить и коллеги, и дети, и их родители, дала неплохой опыт. А вот контакт с родителями учеников из Сибирского удалось установить не сразу. Молодая учительница источала максимализм, категоричность и упорство, но вскоре научилась идти на компромисс, и всё встало на свои места.

Сказать, что горела на работе, значит, ничего не сказать: Жанне Александровне не хватало 24 часов в сутках, чтобы реализовать все свои задумки. Рисовала, клеила, чертила ночами напролет, да еще и домашних подключала к этому процессу. Так хотелось, чтобы у её первоклашек горели глаза, что из кожи вон лезла, придумывая новые формы уроков, интересную подачу материала. При этом не зацикливалась только на себе – оглядывалась на более опытных педагогов, что-то перенимала у них, трансформировала в своё… Не боялась пробовать в работе новые методики, одной их первых перешла на личностно-ориентированный подход в образовании. Хотя этот подход нелегко ей дался: пришлось перестраивать всю себя, где-то даже ломать. Зато, когда стало получаться, чувство профессионального удовлетворения захлестнуло целиком. Это была её победа, её достижение.

 

И шёпот будет услышан

Так пролетело 25 лет. Девчонки и мальчишки сменяли друг друга, один выпуск приходил за другим, менялся и сам педагог. Жанна Александровна в прошлом и Жанна Александровна в настоящем – это два разных учителя. На смену принципиальности и вспыльчивости пришла дипломатичность и самообладание, на смену неопытности и неуверенности – творчество и основательность. Год за годом она губкой впитывала и анализировала каждый нюанс своей профессии, вырабатывая свой стиль. Успела проявить себя и в качестве заместителя директора по учебно-методической работе, совмещая её с преподаванием. Но через 7 лет, исчерпав все силы организма, была вынуждена отказаться от должности завуча, снова посвятив себя исключительно детворе.

С ними ей было интересно: любознательные и активные, шумные и дотошные, в её классе всегда сидели непростые мальчишки и девчонки. Каждый набор обязательно отличался от предыдущего, все из них так или иначе запомнились Жанне Александровне, как и она им. Но самым заметным для нее оказался лицейский класс, который она взяла в 2008 году. Яркие лидеры, сильные и активные, они не раз ставили в тупик свою первую учительницу. Но она была с ними откровенна, не стесняясь порой признаться, что не знает ответа на какой-то вопрос. Найти его вместе с ребятами оказалось гораздо интереснее, чем безапелляционно вещать на уроке.

Эти «лицеисты» давно выпустились из её класса и даже окончили школу. Сегодня за её партами сидят очередные подопечные – непоседливый 4-А. Крутятся, вертятся, отвлекаются, но и на это у мудрого наставника есть контраргументы. За годы работы в школе у Жанны Александровны скопились профессиональные секреты, которые позволяют ей теперь достучаться до каждого гиперактивного непоседы.

  На заре преподавания я ориентировалась на средних ребят в классе, не успевая уделять должного внимания сильным, за что испытывала муки совести, – вспоминает Ж.А. Ахтырец. – Сегодня легко удается соблюсти баланс между разными уровнями знаний. И не только в методике преподавания – в профессии вообще. Найдена та «золотая» середина, когда знаешь, как сказать слово, пусть даже шепотом, и оно будет услышано всеми детьми без исключения.

 

Считаю, если педагог перешел на крик, значит, проявил слабость. Повышаю голос в исключительных случаях. Например, когда сталкиваюсь с хамством и невоспитанностью – не люблю их особенно.                                                                              Жанна Ахтырец

 

 

На всю жизнь

Достигнутая гармония поселилась и в её профессии, и в её душе. Дочь Юлия выросла, окончила Алтайский государственный технический университет. Несмотря на педагогические задатки, которые мама видела в ней всегда, дочь стала архитектором и работает по этой специальности в одной из барнаульских фирм. Часто бывает у мамы в гостях, вместе они любят обсудить книжки по психологии, которой обе одинаково интересуются.

Однако Жанне Александровне есть чем поделиться с дочерью и помимо прочитанных книг. Она ведет достаточно активный образ жизни: утро начинает с зарядки, а по вечерам не прочь заняться спортом в бассейне или тренажерном зале. Дома тоже хватает тренажёров, и это помогает педагогу отлично выглядеть, обманывая подкравшийся возраст. В этом году у неё случился юбилей, десятки которого невозможно соотнести с этой энергичной и всегда подтянутой женщиной.

Спокойная, неконфликтная, творческая – такой знают её коллеги. А еще – заядлый трудоголик, не способный сидеть на месте ни минуты. Она может делать несколько дел одновременно и любит «рукоделить». Как у очень ответственного человека, в её лексиконе часто проскальзывают слова «надо, должна, обязана». И это не случайно: за каждым скрывается исполнительность и сдержанность, а южный темперамент Жанна Александровна давно спрятала под замок. Вспылить может, лишь когда заденут за живое: обидят слабого, невиновного.

Впрочем, сострадание и жажда справедливости не имеют территориальной принадлежности. Да и Ж.А. Ахтырец уже считает себя «алтайской». К Сибирскому прикипела, и место жительства менять не собирается. Как и дело, которым занимается. Высшая квалификационная категория, звание "Почетный работник общего образования Российской Федерации" и даже статус ветерана труда – для многих это было бы достойным финалом, о котором можно только мечтать. Но только не для Жанны Александровны! Мирно почивать на лаврах – не в её характере, на следующий год она снова планирует набрать первоклашек. Не потому, что не устала – просто профессию выбрала один раз и на всю жизнь. А усталость не повод раскисать. Это повод открыть второе дыхание, чтобы удержаться на золотой середине таланта и мастерства.

 

 Дима Рутц, ученик 4-А: Жанна Александровна у нас самая лучшая! Когда не приготовишься к уроку – ругается, а если все выучишь – хвалит. Может даже «шестерку» поставить! Еще она очень веселая, часто пошучивает над нами, культурно так. Это она специально, чтобы мы старались и все выполняли.

 

Егор Хвостанцев, ученик 4-А: У Жанны Александровны училась моя старшая сестра, учитель ей нравилась, поэтому я тоже пошел в её класс. Она неравнодушная: всегда интересуется, как и что, особенно если не сделал домашнее задание. Отправляет нам по телефону сообщения с объявлениями, беспокоится. Помогает, советует, когда трудно.